Регионы

Мастер спорта по пауэрлифтингу, вратарь Никита Салтыков: «Поначалу хотелось плакать на тренировках»

Текст: Анастасия Дорохова
13 мая, 16:00

Вратарь тульского «Ледокола» Никита Салтыков - пауэрлифтер в прошлом, мастер спорта. В интервью нашей пресс-службе хоккеист рассказал о своём переходе из пауэрфлифтинга в хоккей и целях, которые он перед собой ставит.

- Как сочетается пауэрлифтинг и хоккей?

- (смеётся) Сейчас уже никак! Мечта быть вратарём у меня была с детства. Но шёл к ней я долго. Родился и до 24 лет жил в посёлке Приокский, Тульская область. Какой там хоккей?! Бегали в валенках на прудах. Два часа чистишь, час играешь.

- Потом вы переехали в Тулу?

- Да. В самом городе долгое время не было катков. Первым ледовым дворцом в Туле стала арена «Тропик», открытая в 2015 году. После её появления друзья предложили организовать команду. В это время я ещё занимался пауэрлифтингом. Сначала совмещал. Продлилось это месяца четыре. Потом понял, что надо делать выбор. Сейчас в моей жизни только хоккей.

- А как вошли в мир пауэрлифтинга?

- Мне было 14 лет. Был, наверное, самым хилым и слабым среди знакомых. А отец - кандидат в мастера спорта по тяжёлой атлетике. Естественно, всё окружение спортивное. Друг семьи - тренер. Помню, сидели вечером, отец посмотрел на меня, на доходягу, и сказал: «Иди-ка ты, займись спортом!». Я пришёл на первую тренировку и затянуло. Отдал спорту 12 лет, выполнил норматив мастера спорта России.

- За что получили высокое спортивное звание?

- Мастера спорта в пауэрлифтинге дают не за выигранные турниры, а за выполнение норматива. Требовалось собрать определённую сумму веса по трём упражнениям: приседание, жим и становая тяга. Присел я с весом 300 килограммов, пожал - 200 килограммов и 287 - потянул. На тот момент этого было достаточно для получения звания «мастер спорта» в весовой категории до 93 килограммов.

- Наложил какой-то отпечаток пауэрлифтинг на вас?

- Да, конечно. Когда занимаешься пауэрлифтингом, связки становятся жёсткими, чтобы выдерживать большие веса. В хоккее нужны подвижные, эластичные суставы. Нужна растяжка. Я занимался с тренером по растяжке, думал, честно, что буду плакать. Было тяжело.

- Почему выбрали вратарскую позицию?

- Есть хоккеисты, которые получают удовольствие от заброшенных шайб. Я же получаю удовольствие от хороших спасений. (улыбается) Когда только начинал, занимался с тренером вратарей. Первое время в Туле таких специалистов не было, приходилось ездить в Москву, к Дмитрию Калюжному. Когда я приехал туда, показал всё, что перенял от тульских вратарей, он сказал только: «Всё не так». И начал переучивать. Потом в Туле появился тренер вратарей Кирилл Григорьев, воспитанник «Северстали». Помню, к нему ходил по вторникам в 7:45 утра, занимался вместе с детьми. Эти занятия очень помогли.

- Примером в спорте для вас был отец?

- Отец - это и пример, и друг. Человек, который всегда поможет, подскажет. Сейчас в хоккее также поддерживает. Смотрит игры, приезжает поболеть. В хоккее прям кумиров нет. Есть вратари, на которых смотришь. За их техникой, движением. Слежу практически за всеми нашими вратарями, которые играют в Национальной хоккейной лиге. Раньше ездил на игры подольского «Витязя», там был вратарь Игорь Сапрыкин. За него персонально болел.

- Вы - персональный тренер в фитнес-клубе. Дайте совет: как приобщить людей к спорту?

- Только личный пример. Когда тренер спортивно выглядит, сам занимается, тогда и клиенты повторяют за ним. Добавляет мотивации и результат. Чтобы клиент видел его и у себя, и у других подопечных тренера.

- А как у вас всё складывалось на тренировках уже на искусственном льду?

- Команда «Воины», с которой я начинал, есть и сейчас. Собралось тогда 20-25 человек. Практически никто не стоял на коньках вообще. Ребята на льду держались за бортик. Я же вышел, хотя бы не упал сразу. (смеётся) Три года я в этой команде отыграл, до сих пор хожу на их игры, поддерживаю ребят. Когда мы начинали, проигрывали «Факелу», в который я в последствии перешёл, пропуская по 20 шайб. С каждым годом мы росли, развивались. Я ушёл из команды три года назад, и вот в этом сезоне мы в Ночной лиге сыграли впервые против «Воинов». Скажу прямо - играть я не хотел. Всегда думал, что на льду с друзьями в разных командах не встречусь. Играл так, будто это не матч Регионального чемпионата, а просто товарищеская встреча. Желания разорвать соперника не было. Но мы победили, и вот мы здесь!

- И в хоккее, и в пауэрлифтинге важна концентрация.

- Концентрация в этих видах спорта разная. Когда ты идёшь на подход - важно сохранить концентрацию секунд 15-20, не больше. Надо собраться, выполнить технически правильно движение и выдать тот максимум, на который ты способен. Вратарь в хоккее должен быть сконцентрированным все 60 минут игры. Шайба прилететь может откуда угодно.

- Концентрацию можно натренировать?

- Сложно сказать. Мне кажется, всё от человека зависит. Есть у меня знакомые: опёрлись на ворота, руки раскинули и стоят. Вратарь должен быть максимально собран, постоянно думать о правильности каждого движения. У детей, возможно, что-то натренировать можно. Когда каждый день делаешь одно и то же движение, потом всё доходит до автоматизма. Любителям сложнее.

- Пауэрлифтинг - вид спорта, где тренировки идут будто бы по спирали. За весами грамотные спортсмены не гонятся. Есть ли схожесть с хоккеем?

- Существует такое понятие, как периодизация нагрузки. В пауэрлифтинге она очень важна. Если ты будешь всегда идти на максимуме, то ты просто загонишь себя, и нужный результат не покажешь. Также и в хоккее. Есть разные тренировочные периоды. Есть подготовительный этап, есть этап закладки базы - тренировки с железом. В сезоне это всё убирается. Периодизация нагрузок - важная часть работы спортсмена. Но к хоккею такая система вряд ли применима.

- Травмы в пауэрлифтинге были?

- Травм много. Оба колена оперированы. И несмотря на это, бросать не хочется. Три года назад я показал снимок колена колена врачу тульского футбольного клуба «Арсенал». Он мне сказал: «Если продолжишь заниматься хоккеем, сустав потребует замены через пять лет, если бросишь и начнёшь плавать - через десять». Ну я подумал и продолжил заниматься хоккеем. Сустав же так и так менять. (смеётся)

- Вы прошли так много ради хоккея. А какая ваша цель сейчас?

- Цели менялись год от года. Когда начинал заниматься, ездил к тренеру вратарей, цель была - научиться хотя бы чему-то, чтобы не выглядеть мешком. Помогать своей команде, подтаскивать где-то. Когда получалось выиграть награды даже самого небольшого турнира, эмоции зашкаливали! Потом я попал в команду «Факел», где было три вратаря. Появилась новая цель - закрепиться в составе. Получилось так, что остался вторым вратарём. Тут возникла следующая цель - быть с первым вратарём. Поначалу в «Факеле» тренер мне не доверял, выпускал только тогда, когда команда вела, к примеру, 10:0. Следующий сезон уже провели на равных. Была цель - попасть в Сочи. С «Факелом» был здесь дважды. Сейчас вот с «Ледоколом». И цель моя сейчас осталась прежней - помогать команде, играть в любимую игру и получать удовольствие.